Интернет-газета "Лукоморье" - Рубрика "Правильное образование"

Не бывает не нужных знаний? (Часть 1)

Автор – domestic_lynx

Образование, необходимое для зарабатывания денег на жизнь, очень редко совпадает со знаниями, необходимыми для эволюционного развития, но всегда являются их частью. Если объяснить молодёжи эту простую мысль, многое изменится...

Часть 1.

Приближающийся учебный год наводит на размышления о школе. Тем более, попались симпатичные воспоминания Татьяны Сорокиной-Булгаковой «Милое, родное педучилище – ты большая родина моя». Там автор рассказывает, как она сорок лет назад училась в педучилище в Курской области – педучилище тогда готовило учительниц начальных классов. Это было среднее специальное учебное заведение, куда принимали после 8-го класса. Тогда было очень много таких учебных заведений – техникумов для подготовки по техническим профессиям, а для подготовки учительниц и медсестёр учебные заведения назывались училищами. Туда поступали после 8-го класса и учились четыре года, а после 10-го, кажется, три. Так что был прямой резон идти после 8-го. Там так или иначе проходили программу полной средней школы и учили специальности.

Это была не рабочая специальность, а специальность (правильнее – уровень подготовки) техника. Для рабочих специальностей были ПТУ. Кто такой техник? Это отнюдь не неуч и болван – это специалист. Это и не инженер-недоучка – это особая квалификация – практическая. Он ничего не изобретает нового – он осуществляет на практике то, что уже кем-то придумано. Он не пролагатель новых путей – он ходит по тем, которые уже проложены. И тут его квалификация не ниже, а выше того, кто имеет высшее образование. По идее, по крайней мере, так.

Как на практике? Да никак. Сегодня среднее техническое образование практически сошло на нет. Бухгалтерши – все с высшим, учительницы – с высшим, даже воспитательницы в садах – и то большинство с высшим. Я где-то читала, что надо и медсестёр выпускать с высшим. Да что медсёстры – моя косметичка, у которой я иногда крашу ресницы, имеет на бейджике надпись: врач-косметолог.

Может быть, это хорошо, что все такие образованные? Вовсе нет. Это не хорошо, а очень даже плохо, даже пагубно. Распространено мнение, что чем работник образованнее – тем лучше для дела. Вроде как кашу маслом не испортишь. Это огромное (и очень распространённое) заблуждение! Испортишь, ещё и как! Поговорка про кашу была придумана теми, кто не ел вволю масла: им казалось, что, чем его больше, тем лучше. Это уж потом узнали про холестериновые бляшки, ожирение, риск инфаркта и прочие приятные вещи, сопровождающие передозировку масла. Ровно так и с образованием. Когда образование было редкостью, тогда казалось: чем больше образованных, тем лучше, чем выше образование, тем ценнее работник; образование лишним не бывает. Очень даже бывает.

Неверно думать, что более образованный работник любую работу делает лучше менее образованного. Может быть и наоборот. Вся штука в направленности образования, насколько оно соответствует выполняемой работе.

Возьмём для примера учительниц начальных классов. Все их знают, у всех дети учились, да и сами мы учились. У меня к тому же была бабушка – учительница начальной школы. Она была в своих кругах знаменита, методист, у неё учились молодые учительницы. Так вот она в 70-е ещё года говорила: начальную школу загубят учителя, приходящие из педининстутов (тогда это началось). Всего, что она говорила, я, конечно, не запомнила, но в памяти осталось: «Всякую философию учат, а детей занять не умеют». Это правда. Я заметила: только очень старые учительницы умеют играть с детьми, заводить какие-то развлекательные и поучительные забавы. Молодые и среднего возраста просто стоят и смотрят, чтобы не дрались, не повредили чего… Но это, в сущности, мелочи. Есть вещи и поважнее.

40-50 лет назад педучилища выпускали учительницу, которая могла поехать в сельскую школу и организовать весь процесс с нуля. Она сама была школой – по крайней мере, в замысле было так. Она преподавала, безусловно, все предметы: и пение, и рисование, и труд, и физкультуру. Она могла поставить спектакль, разучить танец, многие могли аккомпанировать на рояле при пении. Она умела петь, шить, лепить. Это плюс к письму-чтению-арифметике. Одна пожилая женщина, учившаяся в педучилище после войны, рассказывала, что их серьёзно учили садоводству, даже яблони прививать учили. А как же? Приехав в школу, она должна уметь разбить при школе сад. И это – было!

Что умеет современная «верхнеобразованная» учительница? Она умеет преподавать русский и арифметику, пардон, математику. Пение, переименованное в музыку, преподаёт отдельная учительница, рисование часто тоже, лепку – опять отдельная, про физкультуру и речи нет: конечно, отдельная. Можно предположить, что результаты такого обучения гораздо лучше? Да не видно их, результатов. Что было – то и есть. Мы хоть чуть-чуть шить научались, а моя дочка в 13 лет, помнится, не знала ни одного ручного шва. Может, русскому с арифметикой учат лучше? И этого нет. Все кругом твердят, что до уровня советской школы нам как до Луны.

Так что выходит? Кто образованнее, квалифицированнее: выпускница педучилища, преподающая все предметы, или выпускница педВУЗа, преподающая половину? При этом выпускница педучилища училась совокупно (со школой) лет 12 максимум, а выпускница ВУЗа – 15-16. Выпусница ВУЗа имеет более широкий кругозор и может рассказать об отличиях во взглядах на воспитание Руссо и Песталоцци? А позвольте бестактный вопрос: зачем? Что зачем? А – этот самый кругозор. Ну, если он ничему не помогает, а даже, как свидетельствует практика, – мешает?

Для того, чтобы провести курс молодого бойца, не нужен фон Клаузевиц – нужен старшина. Чтобы починить унитаз, нужен не теоретик-гидравлик – нужен слесарь-сантехник. Чтобы научить писать палочки и не вызвать отвращения к дальнейшему знанию, нужна добрая, весёлая тётенька, любящая детей и умеющая учить писать палочки. И уважающая своё занятие. Больше ничего не надо. Остальное не просто бесполезно – вредно.

Надо, наконец, понять простую вещь: для большинства производимых в обществе работ нужно твёрдое среднее специальное образование. Что это означает? Что человек – специалист-практик. За плечами у него минимум теории – и много практики, реальной выучки.

Для множества работ высшее образование – просто пустейшее украшение. Не нужно оно там. Мне не хочется говорить о технике, скажу о том, что знаю наверняка. Моя давняя профессия – переводчик. Работала некоторое время по специальности, вполне успешно. Переводила и устно, и письменно, и художественные переводы делала – так что дело это знаю. Окончила я московский ин-яз, носивший тогда имя вождя французских коммунистов Мориса Тореза. Так вот. Ответственно могу сказать: для подготовки рядового толмача никакого высшего образования не требуется. Все эти языкознания, теории перевода – вся эта мудрость была призвана лишь камуфлировать этот факт: не требуется никакого высшего образования. Это – ремесло, а толмачи – ремесленники, и учить надо, как учат ремеслу – практически. Не размазывая это дело на многие годы.

Как надо? Да очень просто. После 9-го класса (лучше 8-го) отобрать девчонок и ребят, кто любит иностранные языки, имеет к ним способности, у кого хорошая русская речь (это из семьи, от чтения). Их взять в техникум года на четыре – толмач готов. Разумеется, там, где есть кафедры, «доценты с кандидатами», там будут пылко доказывать, что нет, что это будет холодный сапожник, а не зрелый мастер, который якобы возникнет, если узнает от них, доцентов, про древневерхненемецкий язык или второе передвижение гласных. Я их понимаю, доцентов, я тоже говорю, что без моего товара – ну никуда, просто жить нельзя. Но в серьёзном деле заинтересованный торговец – не судья. Даже если он доцент.

Когда-то я научила своего сына-подростка этому незатейливому ремеслу, и с пятнадцати лет он переводил на наших мероприятиях, т.е. делал ровно то, что делает выпускник ин-яза. И ничего – нормально справлялся.

Преподавание иностранных языков на базовом уровне тоже не требует высшего образования. А зачем оно? «Маша ела кашу» талдычить? Главное профессиональное качество учительницы иностранного языка – это терпение и готовность повторять, повторять, повторять. Замечено, что лучшие учителя языков, самые результативные – это вовсе не самые знающие и образованные. Лучшие – это те, кому не скучно и не противно в сто пятидесятый раз рассказывать, как образуется прошедшее время или множественное число и спрашивать слова списком. Широкий кругозор и даже – о ужас! – особо глубокое знание языка для этой цели не просто малополезны – вредны. Это – мой многолетний опыт. Но тс-с-с, об этом говорить не принято.

Только отдельные, особо к этому предрасположенные, должны получать высшее образование. Высшим образованием, напомню, я называю образование, нацеленное на добывание новых знаний, создания чего-то такого, чего ещё не было. Повторение и применение известных алгоритмов – это дело техника в широком смысле. Высшее образование должны получать те, кто к этому способен и предрасположен. Большинство не способны – просто по умственным качествам.

Но обижать никого не нужно. Для начала было бы полезно, чтобы все получили подготовку на уровне среднего специального, а там уж отбирать тех, кто готов к высшему. Кстати, это и видно лучше в процессе получения среднего специального. Это, конечно, потребует перестройки всей образовательной системы, но оно того стоит: уровень народной работы сразу повысится. Ведь сегодня что получается? Либо какие-то бесплодные теоретики, либо просто неумехи. Умелых людей днём с огнём не сыщешь. В любой области.

Если основная масса работников народного хозяйства будет получать среднее специальное образование, можно было бы сэкономить массу человеко-лет подготовки: молодёжь раньше бы начинала работать. Не в 23, а, положим, в 20. Конечно, вопрос: надо ли нам это? Какая у нас задача? Пока, похоже, никакой. Если мы решим, наконец, развивать народное хозяйство, проводить индустриализацию, поднимать сельское хозяйство – тогда это будет важно. А если как сейчас – тогда всё равно, пускай сидят в своих лингвистико-политологических хоть до седых волос. От них всё равно ни жарко, ни холодно. А чтобы стать офисным сидельцем – всё равно, где и чему учиться. Вообще-то для большинства офисных работ надо только твёрдо уметь читать. Кто умеет ещё и писать – может рассчитывать на головокружительную карьеру. Сидят же в одном офисе философы, экономисты, филологи, финансисты, экологи и культурологи. А коли так – там никто не нужен. Да и сам офис… не слишком.

Но, повторюсь, если начнётся реальная работа – образовательная система должна будет перестроиться. Сама она, очевидно, этого не сделает. Это большая работа. Я наметила лишь один аспект этой работы.

Источник

 

2014, Интернет-газета "Лукоморье"